Казачьему роду нет переводу

(Из истории прохладненского казачества)

11 декабря 2013 в 11:47, просмотров: 2238

В ХVIII веке южным оборонительным рубежом России против Османской Турции, Крымского ханства, имевших свои притязания на земли Северного и Центрального Кавказа, да и Закавказья тоже, становится кавказская пограничная линия, протянувшаяся от Каспийского до Чёрного моря.

«…594 душ крестьян обеего пола»

Одной из составных её частей была Азово-Моздокская укреплённая линия, основной воинской силой которой было терское казачество. Как пишет И. Омельченко в своей книге «Терское казачество», «… они, казаки, всячески также участвовали и поддерживали борьбу местного горского населения против иноземных захватчиков…».

Казачьему роду нет переводу

Но русское население на землях Кабарды и Балкарии, на Кавказе в частности, появилось гораздо раньше, ещё в ХIV-ХVI веках. Тот же И. Омельченко пишет: «Из века в век, из десятилетия в десятилетие увеличивается здесь русское население» (на Кавказской линии. – В. К.) Оно происходило исключительно за счёт постоянного притока «гуляющего люда», «бездомных бобылей», уходивших в горы и ущелья Кавказа из центральных районов России, малороссийских губерний от притеснения бояр, помещиков, царских воевод, религиозных гонений, а также за счёт беглых стрельцов, городовых казаков, служилых людей, присылаемых правительством на Терек на «вечное житьё».

Официальной датой появления на Кавказской линии Прохладного считается 1765 год. Но в исторических исследованиях, касающихся возникновения казачества на Кавказе, Прохладная как поселение упоминается только в 1783-1784 годах. В них говорится о появлении на данной пограничной линии в эти годы десяти новых поселений, среди которых впервые упоминается и Прохладная, в которой «в 1786 году проживало 594 душ крестьян обеего пола».

С созданием Азово-Моздокской линии Россия навечно утверждается на Северном Кавказе. Основная роль в обслуживании, защите и укреплении этой линии отводилась казачеству – как старейшему гребенскому, так и тем, кто в начале и середине ХVIII века переселился в эти края с Волги, образовав Волжский казачий полк.

Казаков, разбросанных по Азово-Моздокской линии, стали теперь называть «линейными», а войско – «линейным казачьим».

…Называть казаками…

Но казаками, станичниками жители поселения Прохладного стали не сразу. Первоначально они были людьми крестьянского сословия, как и их соседи, проживающие в селениях Солдатском, Приближной, Екатериноградской. Социальное положение проживающего здесь населения изменилось, когда в 1805 году российский император Александр I издаёт указ, в котором, в частности, говорилось: «…Ранее населённые линейные поселения впредь именовать казачьими, а живших в них людей называть казаками. Хозяином, правителем станицы будет атаман, выбранный имущими почётными стариками…».

В свете исполнения настоящего указа в 1821 году командир Отдельного кавказского корпуса генерал-лейтенант А.П. Ермолов предложил «перечислить в казачьи звания все те селения гражданского ведомства, которые были расположены вдоль рек Кубани и Малки». Через несколько лет план А.П. Ермолова был осуществлён, и в 1824 году слободы Прохладная и Солдатская, село Приближное, как и другие поселения на Кавказской пограничной линии, в т. ч. и на Азово-Моздокской, стали станицами, а их жители были обращены в «казаков».

Землянки, сарайчики, подвалы

Что собой представляло Займище (так первоначально называлась Прохладная), потом Слобода, а затем и казачья станица Прохладная? Какой вид она имела? Вот что в своё время об этом рассказывал потомственный терский казак Данил Карпович Негрей: «… Там, где жил твой дед Егор Головчанский (эту историю Данил Негрей в 1920 году рассказывал молодому казаку Ивану Головчанскому. – В. К.), когда-то, лет сто пятьдесят – сто шестьдесят назад, был посёлок Займище, состоящий из землянок, сарайчиков, небольших подвалов да базов. Первыми их жителями были наши прародители-казаки из Запорожской Сечи. В поисках вольнолюбия и гонимые нуждой, пришли они в обитель этих соколиных гор. Подружились с местными горцами. Позже они, оказавшись на линии огня русско-турецкой междоусобицы, составили один из пограничных форпостов русского линейного казачьего войска.

Займище было огорожено глубокой канавой с внутренней загатой из тернового хвороста, уложенного колючками в сторону противника и высотой до двух метров. Южная сторона поселения доходила до реки Малки и превращена была в опорный пункт. В самом посёлке постоянно жили семейные, уже пожилые казаки.

Строевой службы они не несли, охраняли лишь пороховой склад, отбитый у противника скот, продовольствие, военное снаряжение, несли караульную службу вокруг сначала Займища, а потом Слободы. Они имели свой скот, огороды. Их жёны помогали военным: пекли хлеб, стирали бельё, ухаживали за больными и ранеными, работали на огородах, варили самогон, делали чихирь – молодое, не переигравшее вино. Молодые, здоровые казаки несли караульную службу на вышках, стоящих у стен Займища, на кордонах. Эта служба считалась ответственной и почётной. Остальные использовались для охраны поселения и демонстрации провокаций на глазах у противника, вызывая его на активные действия…».

Лесные, турлучные, каменные

Все поселения того времени, в т. ч. и казачьи станицы, имели одну и ту же архитектурную, как принято сегодня говорить, планировку. Все они обносились стеной. Сначала это были лесные засеки, потом стены стали турлучными, а кое-где и каменными. В стенах были ворота, над ними устраивались караульные вышки. Начиная строительство поселения, в первую очередь в его центре ставили церковь, в которой, как и в стенах, окружающих поселения, делались бойницы для пушек или для ведения ружейного огня. Жилые строения, как правило, строились на расстоянии ружейного выстрела от церковных стен. Медленные удары церковного колокола созывали жителей на молитву, а частые – набат – возвещали тревогу. Тогда, взяв оружие, мужики, а потом казаки, выходили на стену для защиты поселения или станицы от нападавших. Часто с оружием в руках рядом с мужчинами были и молодые женщины.

Слобода, а позднее станица Прохладная, располагалась в очень удобном месте. Через неё проходили почтовый тракт, связывающий через Ростов, Георгиевск Центральную Россию с Кавказом и Закавказьем, караванные пути, объединяющие между собой Кабарду, Балкарию с Осетией, Ингушетией, Чечнёй, русскими южными городами и губерниями. Поэтому совершенно не случайно, что именно в станице Прохладной располагался один из крупнейших на Северном Кавказе меновых (торговых) дворов по продаже и обмену товаров с горским населением.

Располагались в Прохладной административные учреждения, в которых решались административно-правовые вопросы, имеющие зачастую для Кабарды и Балкарии, всего Центрального Кавказа большое политическое значение.

Кроме того, в Прохладной, начиная с начала ХIХ века и до революции 1917 года, располагались воинские команды, казачья сотня, входившая в состав первого Горско-Моздокского казачьего полка. Этот полк «вместе с мужчинами, женщинами и детьми насчитывал 5467 человек. Сотня этого полка с 1829 года, общим числом в 598 душ мужского и женского пола, была расквартирована в станице Прохладной».

Хлебопашество, животноводство

Переселяя на юг население из Центральных районов России, губерний Малороссии, царское правительство уделяло внимание не только защите южных рубежей России, но и политическому, экономическому развитию этого края. Во многом благодаря климату этих равнинных земель Кабарды, наличию плодородных земель население этих мест, в том числе и казаки станицы Прохладной, уделяли большое внимание развитию полеводства, садоводства, виноградарства. Развивалось и животноводство, в первую очередь свиноводство и овцеводство. Последнее во многом было позаимствовано от кабардинцев и балкарцев, в основном в плане его развития и содержания.

Но всё же у прохладненских казаков-станичников главной была работа на земле – хлебопашество. Как правило, тягловой силой были волы и быки. Лошади использовались в основе своей под седлом для воинской службы. Землю прохладяне пахали плугами с тремя-четырьмя, а богатые казаки – с пятью-шестью парами быков. Вообще быки, волы в ХIХ веке на Северном Кавказе, в Кабарде, в казачьих крестьянских сёлах, в т. ч. в Прохладной, были основной тягловой силой. На них пахали, сеяли, возили дрова, воду с реки Малки, ездили в гости к кунакам в другие сёла, станицы, хутора и аулы. Интересен архивный документ, в котором говорится: «Так, в 1844 году в станице Прохладной, в которой в тот год насчитывалось 191 хозяйство, было 783 вола. На одно хозяйство в среднем приходилось по 4-5 волов. С появлением в хозяйстве лошадей поголовье волов уменьшилось. В 1861 году в Прохладной, где количество хозяйств несколько увеличилось и достигло 236 дворов, число волов уменьшилось до 696 голов. На отдельные хозяйства в среднем уже стало приходиться до 2-3 голов».

Занимаясь хлебопашеством, прохладяне «лучшие урожаи пшеницы и ржи получали при озимом севе, т. к. зерновые при этом меньше страдали от летнего июльского и августовского зноя, а просо и ячмень, теплолюбивые растения, лучше получали при яровом севе».

Как было сказано выше, занимались прохладяне и животноводством. Почти в каждом дворе были коровы, телята, бычки. Развивалось овцеводство, даже тонкорунное. Но всё же прохладненские станичники больше внимания уделяли развитию свиноводства. Этому во многом способствовало то, что в 1842 году был издан приказ командира Владикавказского казачьего полка полковника Ильинского, в котором предписывалось на каждом казачьем подворье иметь свиней и развитию свиноводства уделять больше внимания. Это и понятно – ввозить мясо из России было делом хлопотным и дорогим. Выращивание же свиней на месте решало задачу снабжения мясом не только гражданского населения из числа русских и украинцев в Кабарде, Балкарии, Осетии, на реках Сунже, Тереке, Малке, Череке, но и воинских частей в целом на Кавказе.

Прохладяне, как и жители других станиц и селений, охотно принялись за исполнение этого приказа. И результаты не замедлили сказаться. «За десять лет, с 1866 по 1876 год, в станице Прохладной поголовье свиней увеличилось почти в два раза – с 620 до 1114 голов».

Кроме полеводства, животноводства, прохладненские казаки занимались шелководством, разводили тутового шелкопряда, садоводством.

На Кавказской пограничной линии в XIX веке развитием шелководства славились три станицы – Червлённая, Павлодольская, но особенно станица Прохладная. Шелководство здесь появилось, когда Прохладная была ещё Займищем, а потом стала Слободой и чуть позже станицей. Для этих целей на берегу реки Малки была разведена целая тутовая роща. Одним из лучших прохладненских казаков, занимавшихся этим сложным и весьма хлопотным делом, был Илья Клюй. У него имелась целая мастерская, в которой было несколько шелкомотальных станков и чаны для обработки коконов тутового шелкопряда.

Славились на прохладненском рынке, да и далеко за пределами станицы, прохладненские летние и осенние сорта яблок. Они были очень красивыми и вкусными. За мерку (чуть больше сегодняшнего полуведра. – В. К.) яблок прохладненский казак на рынке получал мерку пшеницы, что для него было весьма выгодной сделкой...



Партнеры