Плохие «Новости»?

Аллаверды

11 декабря 2013 в 12:04, просмотров: 1669

Я далёк от тонкостей информационной политики. Впрочем, понятие «тонко» к ней в её сегодняшнем виде, по-моему, слабо подходит. Наверное, поэтому некоторых вещей, в ней происходящих, не понимаю.

Плохие «Новости»?

На днях, как обухом по голове, нас ошарашили ликвидацией РИА «Новости» и организацией на месте агентства новообразования с неуклюжим, на мой взгляд, названием «Россия сегодня». По-моему, данное словосочетание больше подошло бы какому-нибудь модному сегодня молодёжному движению, но никак не старейшему в стране информагентству. Если совсем честно, я считаю, что оно выглядит излишне пафосно, претенциозно и вообще звучит, прошу прощения, по-идиотски. Нет-нет, не подумайте, что «примазываюсь» к славе такого крейсера журналистской работы, каким являются РИА «Новости». Просто логики понять не могу. Но это лирика.

Если брать конкретику, то получается совсем непонятно. Во-первых, неясно, чем так уж не угодили РИА «Новости». Официально ликвидация агентства «должна снизить расходы и повысить эффективность работы государственных СМИ». Глава администрации Кремля Сергей Иванов заявил по этому поводу, что «Россия проводит самостоятельную политику, твёрдо защищает национальные интересы; объяснять это миру непросто, но делать это можно и нужно. Надо говорить правду, делать её доступной максимальному числу людей, использовать для этого современный язык и самые совершенные технологии».

Это что ж получается? До сих пор информагентство, без преувеличения являющееся новостным ресурсом номер один в стране, говорило неправду? Поздравляю: до сих пор немаленький бюджет организации выбрасывался на ветер?

Во-вторых, странно звучит формулировка «Россия проводит самостоятельную политику, твёрдо защищает национальные интересы; объяснять это миру непросто, но делать это можно и нужно». Выходит, РИА «Новости» не защищало её интересов? Отсюда вопрос: а должно ли было? И что вообще это такое: интересы России? Лично для меня интересы России – это интересы людей, которые в ней живут. А эти интересы (да и самих людей) должны защищать законы, которые в этой стране действуют. Точней, не действуют, а работают (в нашем государстве это, похоже, разные вещи). Вот и пускай наша власть следит за исполнением законов, поскольку это её прямая обязанность. А обязанность прессы – информировать, и ничего более. И тот, кто говорит, что пресса должна воспитывать, просвещать, укреплять, приумножать, способствовать чему бы то ни было, защищать интересы – пусть пойдёт поучит жену щи варить. В прессе, как в зеркале, должен отражаться сегодняшний день и сегодняшние мы. Какие есть. Как говорится, «неча на зеркало пенять, коли рожа крива». Всем прочим пусть занимаются те, кому положено, а прессе дайте возможность показывать результаты их усилий или отсутствие таковых.

Понимаю, что я, может, просто на воду дую. Может, действительно всё дело в оптимизации расходов. Но если так, то к чему эти заявления о том, что «надо говорить правду»? И потом: если, как сказал Иванов, «использовать для этого современный язык и самые совершенные технологии», то сэкономить не получится, поскольку эти совершенные технологии обойдутся очень недёшево. Во всяком случае, вряд ли намного дешевле, чем обходились до сих пор. Кстати, не удивлюсь, что и мысль об экономии родилась именно в силу того, что используемые РИА «Новости» технологии действительно дорого обходились. Но так и хочется сказать: экономьте на чём-нибудь другом!!!

И, наконец, последнее: смена названия сильно напоминает мне смену вывески «Милиция» на вывеску «Полиция». Даже если полиция работает лучше милиции (что не факт, ещё какой не факт!), то происходит это не из-за смены названия. Потому что смена названия помогает только в том случае, если вслед за ней идёт качественное, здоровое реформирование на всех уровнях. Без этого смена вывески поможет примерно в той же степени, как это происходит в одном поэтическом образчике «чёрного юмора» (с сайта anekdotikov.net): «И вот турист, обманутый тропой, аукает и громко матерится. Вдруг, обернувшись, видит над собой лохматую, вполне медвежью рожу. – Чего орёшь? – зверь спрашивает зло. – Я думал, кто услышит… и поможет… – Ну, я тебя услышал. Помогло?».



Партнеры