Первобытный выкормыш зверей

Если эти россказни – не бредни

18.09.2013 в 09:30, просмотров: 1645

Значит, в наш всеведающий век

Существует всё-таки последний

Первобытный выкормыш зверей

Полузверь и получеловек

Наберите слово «алмасты» в любой из поисковых систем Интернета – и вы будете поражены обилием предоставляемой информации. И вот что интересно: огромное количество приводимых фактов относится к Кабардино-Балкарии. Именно здесь, в наших местах – на Кабардинской равнине, в ущельях Балкарии – местные жители видели, встречали, общались и даже сожительствовали(!) с лесным человеком. Не единицы, не десятки – многие сотни свидетельств и описаний.

Алмасы, албаслы къатын, албаб, сухасулу…

Алмасты как фольклорный персонаж, олицетворяющий демонологические силы, встречается практически у всех народов Северного Кавказа. Кабардинцы, балкарцы и карачаевцы так его и называют. Чеченцы и ингуши – алмасы, алмазы; кумыки – албаслы къатын, ногайцы – албаслы; агульцы и рутульцы – албасти; лезгины – албаб; лакцы – сухасулу; аварцы – рохдулай, таты – дедей-ол…

Практически одинаково и визуальное представление о лесном человеке – чаще всего в образе представительницы женского пола, покрытой шерстью, с безобразным лицом, длинными космами распущенных волос, отвисшими чуть ли не до пояса грудями. Место обитания – высокогорье, чащобы, в подавляющих случаях. Но не только: «по поверьям кабардинцев, алмасты живет в оврагах, кустарниках, нередко посещает заросли полей, особенно кукурузные плантации. Может появиться и в садах, огородах населенных пунктов».

С последним, как сегодня видится, пришлось впрямую столкнуться одному из авторов этих строк в начале шестидесятых годов прошлого века, а если уж точнее – летом 1963 года, находясь в пионерлагере близ Нальчика. Ушла из памяти причина, чем обидели мальчишку десятилетние сверстники, но сохранилось, как лез через лагерную ограду, как долго-долго брел по лесной чаще, поднимаясь на гору, пока не наткнулся на небольшую полянку с зеленеющим кукурузным полем. Здесь и присел на бугорок, где вновь настигли нанесенные друзьями несправедливые обиды и насмешки, от которых слезы сами навернулись на глаза, превратившись в нешуточные рыдания со всхлипами.

Беспредельно было жалко себя, и поэтому не сразу заметил, что из стеблей наблюдает за происходящим непонятное существо – все обросшее светло-коричневой шерстью, похожее на обезьяну (впоследствии был уверен, что с ней и повстречался, так как о лесных людях на тот момент ничего не слышал), но с человеческим лицом. А когда это существо раздвинуло стебли и предстало, так сказать, во всей красе – огромное, вровень с двухметровой кукурузой, с длиннющими руками и страшной лицом-мордой, животный ужас пронзил тело, мгновенно подбросил вверх, стремительно унося по направлению к лагерю.

Бежал, не обращая внимания на кустарники, ветви деревьев, ямы и лощины, оглашая все вокруг возгласом: «Чур меня!». Не знаю, почему именно это словосочетание, неизвестно откуда всплывшее в памяти и действительно означающее «не прикасайся, не тронь», показалось мне спасительным в этой ситуации, но прокричал я его великое множество раз. (Кстати, по одной из версий, упоминаемых Фарсмером, это понятие происходит от слова «черт»). И даже продолжал кричать, находясь уже в лагере.

Об этом случае я никому – ни воспитателям, ни родителям, а тем более, сверстникам – не рассказал, но столь велик был буквально впитавшийся в лицо ужас, что приехавшие на следующий день проведать меня отец с матерью, увидев свое дитя, тут же, даже не задавая каких-то вопросов, предложили возвращаться домой. Кстати говоря, это был первый и последний пионерский лагерь одного из авторов книги. Сегодня, спустя чуть ли не пятьдесят лет с того времени, в поведении алмасты (а это, конечно, был он, а не обезьяна), двинувшегося в сторону человека, а не наоборот, можно увидеть скорее не угрозу, а сочувствие…

Впрочем, рассказывая эту историю, пишущие ни на чем не настаивают и вполне допускают, что поведанный эпизод – плод детской фантазии. Но вот вовсе не фантазия все, что будет сообщено ниже.

«Зловредный дух в женском обличье»

Вначале короткая историческая реминисценция. Юлиус Генрих Клапрот (1783–1835), выдающийся немецкий путешественник и языковед, являвшийся иностранным членом Императорской Академии наук в Петербурге, побывал в начале XIX века на Кавказе, оставив записки о своем путешествии. (В 2008 году в Нальчике вышла его книга «Описание поездок по Кавказу и Грузии в 1807 и 1808 годах»). Вот что он пишет об алмасты, называя его салмасты: «Что до остального, эти люди, как и все горцы, очень суеверны и рассказывают бесчисленные небылицы о злых духах и домовых, обитающих, по их словам, в горах; образчиком может служить следующая история. Зловредный дух в женском обличье, с очень длинными волосами, которого они именуют на своем языке Салмасты, живет, по их словам, в некоем лесу. Где-то двадцать пять лет назад один из жителей села поймал домового, принес к себе домой и отрезал его волосы, кои тщательно спрятал и чем превратил дух в покорного себе. Однажды он приказал ему сделать немного боза; тогда домовой поставил котелок на огонь, сварил горох, и, пока суп готовился, хозяин и хозяйка вышли из дома, оставив в нем лишь двух маленьких детей. Скоро они стали просить духа дать им что-нибудь поесть. Тот пообещал сделать это, если они скажут ему, где спрятаны его волосы. Не успели дети указать на место, где лежали волосы, как демон схватил их и тем самым освободился от покорности своему хозяину. После этого он бросил двух детей в котел с кипящей боза и убежал назад в лес, где, как утверждают, он все еще и живет».

В чем-то похожую историю поведала уже в наше время жительница Зольского района Кабардино-Балкарии девяностолетняя Нахцук. Своей внучке – доктору филологических наук, профессору КБГУ Ирине Баловой – она рассказывала, как зайдя поутру в сарай, где хранилась кукуруза, увидела странное обросшее человекообразное существо, распластавшееся на земле и сжавшееся при виде человека. Бабушка поняла, что алмасты больна, поэтому принесла из дома одежду, укрыла лесную женщину и в течение нескольких дней подкармливала едой со своего стола. Когда алмасты стало лучше, та ушла. Из этого следует, что эпизод, поведанный Клапроту, имеет не столько мифилогические, как реальные, бытовые корни.

Поиски продолжаются!

Впрочем, подобного рода эпизодов далее будет приведено предостаточно, и большинство из них связано (найдено, записано, обнародовано) с экспедицией Жанны Кофман. Кто она такая? Имя этой женщины известно в нашей республике многим, что вполне объяснимо – на протяжении более четырех десятилетий исследовательница сама или с помощью своих учеников занималась поисками снежного человека. Вплоть до 2005 года, когда Жанна Иосифовна встретила в очередной летней экспедиции в Кабардино-Балкарии свой 86-й (!) день рождения.

Мы были уверены, что экспедиция на этом завершилась, но в июне, 2010 года, в издательство заглянули двое молодых людей, жителей Германии, которые, как выяснилось, являются учениками Кофман, следовательно, поиски алмасты продолжаются.

Мартин и Кристоф (так зовут немцев) любезно передали нам один из обобщающих отчетов, озаглавленный «Атлас снежного человека». Вот что пишет в разделе « Кавказские экспедиции Ж. Кофман и других исследователей» В. Макаров, его автор: «…Основной вклад в изучение кавказских популяций реликтовых гоминоидов внесла неутомимая Жанна Иосифовна Кофман. Врач-хирург, альпинистка, участница битвы за Кавказ, жительница Москвы и гражданка Франции, она с 1962 года фактически переселилась на Северный Кавказ и посвятила себя изучению алмасты».

Был собран огромный материал

А теперь подробнее об отчете В. Макарова: «Она объехала верхом или на машине и обошла пешком с рюкзаком за плечами почти весь Кавказ. Живой характер и общительность раскрывали перед ней двери домов и души горцев, от которых она услышала много интересного не только об алмасты и его собратьях, но и о некоторых других не изученных до настоящего времени животных вроде гигантских высокогорных варанов, необычных змей и других. Но все-таки главное ее внимание было приковано к «дикому волосатому человеку» Кавказа – алмасты.

Почти ежегодно на базе экспедиции останавливались группы молодых ребят, чаще всего студентов, отправляющиеся на поиски легендарного существа. Все они получали у нее подробнейший инструктаж, необходимое снаряжение, которое, к сожалению, иногда забывали возвращать. За почти 30 лет работы экспедицией был собран огромный материал: сотни рассказов очевидцев из разных районов, десятки фотографий следов, несколько отлично выполненных гипсовых слепков.

Однажды московская группа А. Данилова закончила полевые работы и возвращалась на базу. Усталые ребята растянулись по тропе, которая извивалась по склону горы. За очередным поворотом проглядывало небольшое кукурузное поле. Обогнув поворот, идущие впереди увидели трогательную картину – волосатая мама, с опаской поглядывая на появившихся из-за поворота людей, загоняла в кукурузу двух маленьких детенышей. Алмастята, как всякие малыши, выворачиваясь из-под ее руки, с любопытством поглядывали на людей. Ситуация была вполне человеческая – мать, испугавшаяся незнакомцев, пытается укрыть своих детей. И все движения у нее были человеческие, она ласково, но настойчиво подталкивала малышей в гущу кукурузы. Преследовать, конечно, никто не стал.

Весной 1976 года произошло еще одно знаменательное событие. В середине марта Жанне Иосифовне сообщили, что на территории одной из туристических баз обнаружены свежие следы алмасты. Срочно выехав на место, она увидела цепочку четких следов странных босых ног человекоподобного существа, прошедшего или, скорее, пробежавшего по спортивной площадке. Следы были обнаружены накануне утром. Сторож рассказал, что ночью очень сильно лаяли собаки, а когда он вышел, то они бросились ему в ноги, но он ничего не увидел, а утром обнаружил следы. Туристов в это время, на турбазе не было.

Всего было видно 23 отпечатка, которые тянулись в одну линию. Длина шага была около метра. Посетившая турбазу особь была не из крупных – ростом примерно 160 см. Сделанные Кофман фотографии и гипсовые слепки по своему качеству лучшие в СССР, а, возможно, и в мире.

Собранные на Кавказе материалы по экологии и поведению алмасты были опубликованы Ж. Кофман в основном в зарубежных изданиях. Помимо богатейшего опросного материала и собственных наблюдений, участниками экспедиции были собраны фотографии, слепки следов, образцы волос и фекалий. Исследования последних подтвердили, что рацион алмасты растительный. Волосы же принадлежат примату, но имеют отличия от человеческих и обезьяних».

Лишь малая часть

Фактов и свидетельств, услышанных от непосредственных участников встреч с алмасты было зафиксировано великое множество. Вот некоторые из них.

Рассказывает Н. Серикова, старший зоотехник одного из колхозов Зольского района:

– Дело было в 1956 году, я только переехала в Кабарду, в Зольский район, и никаких местных рассказов об алмасты слыхом не слыхала. Снимала квартиру у колхозника. Был вечер, когда у соседей игралась свадьба. Я дремала, затем вышла в сад, снова легла в постель, но электричество не выключила и дверь во двор оставалась открытой. Было часов одиннадцать. Лежу – и вдруг слышу какое-то повизгивание. Я глянула на пол. Ужас! На полу сидело на корточках существо, все волосатое, глаза косые. Существо сидело на корточках, а руки – левая на правом плече, правая – на левом. Смотрело оно на меня таким взглядом, что вот-вот прыгнет ко мне. Я действительно окаменела. Смотрю на него, а оно на меня... Затем у меня вырвалось несколько слов: «Господи, откуда ж ты взялся?» (в Бога я никогда не верила). Существо снова взвизгнуло и с такой быстротой прыгнуло в первую комнату, как будто вылетело, дверью стукнуло с такой силой, что мне показалось – дом задрожал. После него в квартире стоял такой запах, что сравнить его ни с каким запахом не могу, какой-то удушливый, кислый. До утра я не могла ни встать, ни пошевелиться. Я думала, что, наверное, есть черти.

А утром от соседки узнала, что никакой это не черт, а просто алмасты, жил он в доме у соседней старухи, а когда она умерла, перешел в дом к Лукману Амшукову и живет у него. Может быть, этот самый, вспугнутый гармонью и шумом, вскочил в комнату, где когда-то уже бывал, но ретировался от звука незнакомой речи.

Я не раз беседовала с животноводами на эту тему, и многие рассказывали, как они видели алмасты или слышали о нем от отцов, дедов и товарищей. Простые люди (чабаны, пастухи), если уверены в тебе и твоей искренности, никогда не врут. Люди боятся выдать алмасты, они запуганы муллами и говорят убежденно, что если выдадут одного алмасты, то его сородичи все равно отомстят за своего брата.

Рассказывает Ержиб Кошокаев, житель селения Старый Черек:

– До войны алмасты было у нас много, а сейчас редко встречаются. Сам я видел их два раза. Первый раз это было в сентябре 1944 года. В то время у нас в республике были отряды добровольцев по поддержанию порядка, борьбе с бандитизмом и т. д. Я был членом такого отряда. Однажды мы ехали всем отрядом в степи, по конопляному полю, около Черной Речки. Я ехал вторым, а первым – человек из Аргудана, он умер уже. Вдруг его лошадь резко остановилась, я чуть не наехал на него. Он говорит мне: «Смотри, алмасты!». Она стояла в нескольких метрах и забрасывала в рот верхушки конопли. Увидев нас, она очень быстро, на двух ногах, побежала в кош, который стоял недалеко.

Пока она бежала, несколько человек из отряда сорвали с плеч ружья и хотели стрелять. Но наш командир – русский из Нальчика – закричал: «Не стреляйте, не стреляйте! Давайте лучше возьмем ее живой». Мы спешились и окружили кош. Я оказался как раз напротив двери коша и видел все очень хорошо. Пока мы приближались, алмасты два или три раза выскакивала из коша. При этом она гримасничала, губы быстро-быстро шевелятся и бубнит что-то. Мы сомкнулись и шли локоть к локтю.

Алмасты выскочила еще раз, вдруг закричала страшным криком и кинулась прямо на людей. Бежит она быстрее лошади. По правде сказать, мы растерялись. Она легко прорвала нашу цепь, прыгнула в овраг и исчезла. Какая она из себя? Лицо плохо было видно из-за волос. Грудные железы до низа живота. Ростом она была примерно 1 м 80 см, здоровая. Вся покрыта длинными рыжими волосами, напоминающими волос буйвола. На ней был надет разорванный старый домотканый кабардинский кафтан.

Иные свидетельства

Но сведениями, собранными в рамках экспедиции Кофман, вовсе не исчерпывается перечень наблюдений «снежного человека» в нашей республике. Вот запись рассказа участницы Великой Отечественной войны, учительницы Елены Николаевны Парамоновой, сделанная сотрудницей Института палеонтологии АН СССР А. И. Осиповой:

– В 1949 году произошел со мной загадочный случай, о котором я до сих пор не могу забыть. Работала я тогда в Кабарде (пос. Майский, ст. Котляревская). Было мне 25 лет. Я снимала комнату у колхозника. Из комнаты выход был в общий коридор, в котором стояла лестница, ведущая на чердак.

В то лето мне приходилось очень редко ночевать в квартире, я с детским садом выехала на дачу, и комната все время была заперта. Однажды в душную августовскую ночь, оставшись в поселке, я спала очень беспокойно: насекомые буквально изводили меня. Решив избавиться от них, я среди ночи перешла спать на пол подальше от кровати. Таким образом, место моей постели оказалось недалеко от двери возле печки, на которой стояла керосиновая лампа (я оставила лампу зажженной, слегка прикрутив ее). Не успела я задремать на новом месте, как услышала чьи-то шаги и тяжелое дыхание. Я вспомнила, что дверь осталась незапертой, так как я не всегда ее закрывала, зная, что выходная дверь хорошо закрывалась хозяевами.

Почувствовав чье-то присутствие, я повернула голову и увидела перед собой нечто страшное. Он (буду пока называть его так), наклонившись надо мной, схватил край моей простыни и раскрыл меня. Очень испугавшись и не спуская с него глаз, я стала натягивать простыню на себя. Он, отскочив к ногам и таким образом несколько загородив свет, продолжал неоднократно предпринимать попытки, чтобы стащить простыню, а и вырывала ее, пытаясь прикрыться. Сорвав с меня простыню и отбросив ее, он стал хватать меня за руки и поднимать с пола. Наша неравная борьба продолжалась недолго, хотя помню, что за это время я успела очень устать... Вместо криков о помощи я только ойкала, но достаточно громко, потому что спавшая за стеной хозяйка услышала.

Существо действовало беззлобно, молча и не очень грубо, не причиняя мне сильной боли. Чувствовалось, что борется он без особых усилий, как бы шутя, но без улыбки, с серьезным спокойным лицом. Во взгляде его огромных глаз чувствовалось любопытство, он с интересом разглядывал меня... Ему удалось схватить меня за руку и рывком поднять с пола. Однако я успела при этом ударить его сильно ногой, после чего он вдруг отступил и исчез за дверью так же неожиданно, как и появился. В это же время за стеной отчетливо был слышен скрип кровати и голос проснувшейся хозяйки.

В страшном испуге и смятении я бросилась к двери и накинула крючок. Оставшись одна, я продолжала трястись от перенесенного кошмара и как будто онемела, боясь подать голос. Понемногу успокоившись, увидела отброшенную в сторону простыню. Болели руки и ноги от ударов об его тело...

С трудом дождалась утра, и когда услышала, что хозяйка вышла доить корову, осмелилась, наконец, выйти из комнаты. Когда я рассказала хозяевам о том, что произошло ночью, они не были удивлены. По их мнению, ко мне приходил «домовой», который живет у них на чердаке, и они иногда слышат, как он ходит. Но они не сказали, что видели его когда-нибудь... Хозяева еще предупредили меня, что «домовой» так просто не приходит... Но мне больше никогда не доводилось встречать подобное существо.

А эту историю поведал известный инструктор по альпинизму Эдуард Ионих:

– Тридцать детей из города Майского вместе с тренером Людмилой Колесниковой приехали на турбазу «Эльбрус». Меня назначили их инструктором. 9 ноября 1997 года, который мы посвятили катанию на горных лыжах, случилось нечто необычное.

Около 12 часов дня Марина Глухова и Наташа Шайдурова, поднявшись вверх по склону, увидели на снегу отчетливый след ступни примерно пятидесятого или большего размера. Через несколько минут девочки метрах в ста от себя заметили человекообразное существо – примерно 2,5 метра высотой, в верхней части туловища и шириной в плечах около метра. Кисти рук его свисали до колен. Существо не имело шеи, голова его (яйцеобразная, вытянутая назад и вверх) была как бы насажена на широкий, мощный торс. По внешним признакм это был мужчина. Совершенно голый, тело покрыто шерстью светло-коричневого цвета. Кисти рук, ступни ног и лицо с мощно выступающей челюстью были без волос. Существо сидело и что-то ело, заметив людей, убежало в лес.

Испуганные девочки пришли ко мне. Вместе мы пошли на склон и там увидели два отчетливых больших следа. Контур их не был резким и совершенно отличался как по форме, так и по величине от человеческого. Явственно просматривались очертания большого пальца. Я замерил следы ладонью – они оказались около 40 сантиметров в длину и где-то 18 в ширину.

Чуть позже Марина Глухова, Коля Дрябин и Саша Клочко видели похожее существо, бегущее поперек склона. Передвигалось оно размашисто; руки при этом болтались вдоль тела.

Около 17 часов Олеся Пампуха, Даша Кириенко, Марина Глухова в сгущающихся сумерках заметили стоящее существо, но приняли его за огромный камень. Что ошиблись, поняли лишь тогда, когда камень исчез.

Примерно в это же время Марина Глухова, Саша Сизько, Игорь Орешкин и Саша Клочко видели существо сидящим на камне, а Коля Дрябин, Вика Тю и Света Шерсткина быстро идущим.

Через два дня, 11 ноября в 18 часов ребята из Чегемского района и их тренер Аджиев в районе горнолыжного склона слышали странные крики, доносящиеся из леса. Похожие крики слышали в ночь с 11 на 12 ноября тренер Людмила Колесникова и девочки из Майского Юля Макарова и Аня Логвинова…

А вот рассказы Рената Камбиева о встречах со «снежным человеком», записанные Э. Ионихом:

– Впервые я увидел алмасты, будучи девятилетним мальчиком, когда приехал в село Каменномостское на каникулы. Июньской ночью двоюродная сестра повела меня в деревянный туалет, находившийся метрах в пятнадцати от дома, на краю усадьбы. Ночь была лунная, все вокруг хорошо видно. Неожиданно сестра остановилась и, поняв, что я продолжаю движение, крепко сжала рукой мое плечо.

Я взглянул в ту сторону, в которую пристально глядела сестра, и увидел рядом с туалетом огромное, около двух метров, существо. У него не было шеи как таковой, голова плавно переходила в плечи. Спина – огромная, мускулистая – была покрыта густой шерстью. При свете луны шерсть казалась серого цвета.

Я спросил у сестры: « Кто это?». Но она ничего не ответила, а стала пятиться назад, таща меня за собой. И тут кто-то из нас наступил на железный ковш… Существо мгновенно отреагировало на шум, но не убежало, а стало смотреть в нашу сторону. Тут мы и припустили…

Спустя года четыре, будучи в том же селе Каменномостском, около часа ночи я пошел в коровник, где находились две лошади и несколько коров. Лампочка светила так тускло, что я не сразу заметил огромную фигуру, сидевшую на поильнике для коров, рядом с одной из лошадей. И лишь потом понял, что передо мной то самое существо, которое я видел раньше. Его лицо закрывала голова лошади. Иногда лошадь мотала головой и поворачивала ее в мою сторону. Тогда я мог видеть массивную челюсть и руку, которая не торопясь, даже несколько меланхолично, заплетала косички на гриве лошади. Я стоял около пяти минут и наблюдал, как на гриве прибавлялось число косичек. Стоял до тех пор, пока существо не начало приподниматься. Лишь тогда быстро кинулся назад в дом…

Так кто же они, кабардино-балкарские алмасты?

Известный исследователь таинственных явлений Вадим Чернобров приводит несколько версий того, кем являются, откуда приходят или куда уходят «снежные люди». Среди них – предки человека, некое недостающее звено в эволюции; одичавшие современные люди, потомство которых во втором-третьем поколениях чурается цивилизации; представители инопланетной формы жизни; жители параллельных миров; плод воображения.

И одна из наиболее убедительных – отталкиваемый вид. Согласно этой версии, выдвинутой доктором биологических наук В. Сапуновым, криптозоологом из Санкт-Петербурга, «человечество на заре своего становления столкнулось с реликтовыми гоминоидами (так называемыми лешими, или снежными людьми), которые так же, как и люди, произошли от человека разумного. В результате конкуренции двух близких видов получилось следующее: гоминоиды ушли в глухие места, стали более скрытными, развили свои экстрасенсорные способности, а люди, обладавшие меньшей физической силой, для того чтобы победить в борьбе за выживание, стали создавать орудия труда и охоты, создали сложную систему коллективных взаимоотношений, технику, науку и только так одолели «лесных братьев».

Следовательно, «снежные люди» родом с Земли, здесь они были столько, сколько помнят себя люди, то есть всегда. Сколько их осталось сегодня конкретно в Кабардино-Балкарии? Вероятнее всего – единицы.

Жанна Кофман, отдавшая поиску гоминоидов долгие десятилетия, так и не встретилась с алмасты лицом к лицу. Но жизнь продолжается. Продолжается, верится, и для «снежного человека». А значит, эта встреча обязательно состоится. И одной тайной на земле станет меньше.